Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Сканообмен!

Обожаемые мои!

Полцарства отдам, руку отдам, вторую руку, сердце, печень на пересадку, душу отдам, все отдам за скан или читабельное фото такой вот вещи:

С.Л. Волин "Сведения арабских и персидских источников IX-XVI вв. о долине реки Талас и смежных районах", Труда института истории, археологии и этнографии Академии Наук Казахской ССР = "Новые материалы по древней и средневековой истории Казахстана",  Алма-Ата,1960, Том 8 (в одном месте написано, что том 6), номеров страниц не знаю.

Взамен, окромя печени и положизни, готов отбагодарить посканкой и посланкой почти* любой статьи, которая найдется здесь или здесь.

Collapse )

Троюродная бабушка.

Вот, второго дня, в Москве... Девяносто два года, почти девяносто три. Перелом, как это часто бывает. Месяц в больницах, и...

Удивительная была бабушка. Впрочем, бабушкой никогда не называлась, Ирина Михайловна. Удивительный был человек. Последний раз видел ее, кажется, в апреле, последнее время в Москве у них останавливался. Абсолютно светлая голова, говорить можно было о чем угодно. Она всю жизнь работала в каком-то секретном оптическом НИИ, разрабатывала фотопленку с минимальным зерном, для космической съемки. Приехав в последний раз, похвастался цифровиком. Удивилась, спрашивает: какое зерно. 5 000 000 пикселей отвечаю. А, говорит, самые лучшие камеры? -- Восемь миллионов встречал. Тут же что-то в уме пересчитала, ну, говорит, ничего, те пленки в сотни раз детальнее были. Да-сс. Общалась с компьютером, играла часто в какие-то неспешные игрушки. Научила Мачжону. Нет, конечно, возраст проглядывал, и когда готовила (да-да, каждый день готовила), то кухня покрывалась слоем разнообразной жирной грязи. Но было вкусно. Когда смотрела телевизор (все время смотрела, про политику), то включала его так громко, что можно было слушать на лестнице. Читала книжки, постоянно с кем-то общалась, и с некоторой гордостью заявляла, что ее младшие подруги уже давно в тяжелом маразме.

Самое же удивительное -- ее выговор. Я такой помню у своего двоюродного деда и родной бабушки (все они уже не здесь). Это был, конечно, сильно еврейский акцент, немного картавый, но вместе с тем очень питерский (родители Ирины Михайловны перебрались в Москву в тридцатые, она уже была вполне состоявшимся петербуржским человеком). При этом, думаю, это был какой-то семейный выговор, мало ли я встречал старых питерских евреев, у всех звучало по-иному. Уникальный выговор Файнбергов. Повторить даже изустно не могу, а на бумаге (такая вот у нас полупроводниковая бумага) -- тем более.

Собираюсь, может быть, подавать на грант по исчезающим языкам Памира. А этот выговор не удосужился даже на пленку записать, лингвист фигов.

PS. Была она, естественно, атеистом поэтому если кто захочет выразить соболезнования в религиозной форме, то лучше молча.